История создания искусственных драгоценных камней


Вырастить искусственный алмаз стремилось множество ученых, с тех пор, как возникла теория о том, что это возможно. В наше время, бизнес по созданию синтетических камней очень популярен, так как это единственная возможность удовлетворить потребность в этом минерале. В природе, он встречается очень несовершенным, а его применение в промышленности и электронике нерентабельно. Но, благодаря работе великих умов мира, решение нашлось в лице лабораторных кристаллов. О них и пойдет речь.

Лабораторные кристаллы: подделка или полноценная замена

Называть синтетические алмазы копией — неправильно. Скорее, это один и тот же минерал, произведенный разными путями. Стоит отметить, что единственные различия между ними – это способ появления. В одном случае камни рождаются в природе, в другом, к их созданию прикладывает руку человек.

Произведенный в лаборатории искусственный камень, приобретает все свойства «настоящего» камня:

  • прочность;
  • структуру;
  • блеск;
  • коэффициент преломления;
  • удельный вес;
  • теплопроводность;
  • сопротивляемость.

Но есть одно отличие искусственных алмазов – полное отсутствие дефектов. Это делает их идеальным материалом для промышленных и ювелирных целей.

Любопытно, что только 20% добытых в природе алмазов можно использовать для создания ювелирных украшений. У остальных камней бывают микротрещины, вкрапления и помутнения. При использовании качественных технологий, отличить естественный минерал от искусственного затруднительно, даже при наличии лабораторного оборудования.

Где применяются синтетические алмазы

Искусственный алмаз широко используется ювелирными заводами для изготовления роскошных украшений, которые не только выглядят красиво, но и весьма доступны по цене. Изделия с поддельными камнями смотрятся не хуже и отлично носятся.

Также выращивание искусственных алмазов является неотъемлемой частью современной промышленности. На их основе производятся сверхпрочные инструменты: шлифовальные круги, алмазные пилы, полирующие диски, долота, сверла, скальпели, ножи, разные резцы и пинцеты. Техника и оборудование, изготовленные из алмазного материала, позволяют обрабатывать наиболее прочные сплавы и сырье. Кроме того, алмаз обеспечивает максимальную точность в машинах и приборах.

алмаз искусственный

Альтернативные названия в науке и простонародье

В научном мире, синтетические алмазы называются по технологии, с которой связано их производство. Существуют HPHT-алмазы, что означает – созданные под высоким давлением и температурой. А CDV-алмазы расшифровываются как химические осаждения из пара. О самих технологиях мы расскажем вам далее.

Но искусственные бриллианты не всегда являются его полной копией. Встречаются такие виды, как фианит, муассанит, страз, сегнетоэлектрик, рутил, фабулит и церуссит. Диоксид циркония является наиболее распространенной «подделкой», не имеющей ничего общего с настоящим алмазом.

Незнающие люди, называют искусственный бриллиант фианитом, что является большой ошибкой. Конечно, он прекрасно имитирует алмаз, благодаря прочности и преломлению. Некоторые эксперты не могут «на глаз» отличить его от оригинального камня. Поэтому, их широко используются в ювелирной промышленности.

Алмаз — самый твердый минерал в мире

Прежде всего, то, что мы видим в ювелирном магазине — это бриллиант. Бриллиант — это алмаз, который прошел специальную предварительную обработку ювелирами. C точки зрения химии, он представляет собой углерод кубической формы и строения кристаллов. Что интересно, углерод в зависимости от того, как построена структура, может выступать в виде многих веществ, которые имеют разные свойства и применение.

алмазы искусственные
Искусственные алмазы

Например, всем известно, что сейчас в мире переходят на нанотехнологии. Нанотехнологиями называют такие технологии, суть которых построена на объектах очень малой величины — тысячных долях микрона. Одними из таких объектов являются нанотрубки. Так вот, наименьшие нанотрубки, а именно, самого маленького диаметра, также являются формой углерода. Дело в том, что один атом вещества может объединяться с пятью другими, что и так представляет собой компактную структуру. Среди атомов, которые обладают такими возможностями, имеет самую маленькую массу, а соответственно и радиус атома.

Если атомы углерода объединяются во что-то похожее на мяч для футбола — это называться фуллеренами. Фуллерены и нанотрубки, а также монослой углерода — графен, за получение которого недавно вручили Нобелевскую премию, в будущем, скорее всего, будут очень широко использоваться в технике. Они интересны своими сверхпрочными свойствами, а также проводимостью, низким сопротивлением и размерами. Наибольшая ценность нанотрубок — выступать как проводниками, так и полупроводниками, в зависимости от того, как ориентированы атомы между собой. За этим будущее электроники.

До сих пор ученые не пришли к однозначному выводу о том, откуда берутся алмазы. Основная версия говорит о том, что кристаллы формируются глубоко в Земле (более чем в 200 километрах) под большим давлением и огромной температурой. А потом уже магма их выбрасывает на поверхность. Существует также версия, что алмаз представляет собой внеземную структуру и прилетает на Землю вместе с метеоритами. Еще одна версия тоже говорит о космическом происхождении: якобы бриллианты формируются при падении метеорита, когда создается высокое давление.

Камни очень редкие и красивые. Ценятся они не только за красоту, но и за то, что обладают уникальными свойствами:

  • алмаз имеет самую высокую твердость среди минералов;
  • температура его плавления доходит до 4000 градусов;
  • теплопроводность самая высокая среди всех известных твердых тел;
  • он относится к диэлектрикам;
  • имеет уникальное преломление света, под действием различных лучей может начать светиться;
  • не растворяется в кислоте.

Путешествие в прошлое

Поговорим о том, сколько прошло лет с момента появления гипотезы, что получить синтетические алмазы возможно. Впервые, об этом заговорили в 1797 году, выяснив, что камень полностью состоит из углерода. Но, реализовать идею удалось только в 1926 году, но и это нельзя назвать полным успехом. Полученный образец был далек от оригинала, но стал отправной точкой в исследованиях.

Только в 1941 году технологией заинтересовалась компания General Electrics. Их план заключался в том, чтобы нагреть углерод до 3000 градусов под давлением 5 гПа. Но, производство пришлось прекратить из-за 2-ой мировой войны. Вернуться к исследованиям удалось спустя 10 лет.

Качественный алмаз искусственное происхождения, подходящий для массового производства, удалось получить только в 1954 году. Но, его размеры были так малы, что использовать его в ювелирной отрасли было невозможно. Их бизнес распространился на промышленность. Решить проблему удалось в 1970 году, но и тогда камни не достигали более 1 карата.

Сегодня, все изменилось и в лабораториях могут выращивать действительно большие камни. Максимальный размер искусственного бриллианта, занесенного в Книгу рекордов Гиннеса, составляет 34 карата.

Цветовая гамма лабораторных камней

Многих людей интересует, какие оттенки принимают выращенные в лаборатории алмазы. На сегодняшний день, ученым удается «красить» синтетические камушки в два цвета: желтый и синий. Но, наибольшей популярностью пользуются бесцветные бриллианты, хотя для их создания и требуется больше времени и усилий.

Получать прозрачные искусственные бриллианты сложно потому, что необходимо постоянно следить за тем, чтобы в состав не попал бор или азот. К созданным такими усилиями камням, относятся наиболее трепетно и ценят даже небольшие по размеру образцы в 1 карат.

Голубые синтетические алмазы получают, примешав к углероду бром. Их оттенки различны: от густо-синего до бледно-голубого. Для получения желтых бриллиантов используют азот. Тогда, цвет получается от кислотно-лимонного до пламенно-оранжевого. Для получения черных камней в лаборатории необходим никель.

Сферы применения и открывающиеся возможности

Около 80% создаваемых алмазов применяются в промышленности и других областях человеческой жизни. Например, производство подшипников, наконечников для сверл. Из небольших камушков можно сделать алмазную крошку и порошок, использующиеся для напыления ножей или шлифовального инструмента.

Большую роль синтетический алмаз играет в электронике. Из них создают иглы, прослойки в микросхемах и счетчиках, чтобы сохранить теплопроводность и сопротивление. И это только примерный рынок сбыта, где можно реализовать качественные искусственные камни.

Для производства алмазов, выращенных методом CVD, самая главная роль – высокотехнологичные сферы. Они необходимы для создания мобильных телефонов. Их используют при воспроизводстве лазерных лучей, применяемых в медицине: с их помощью лечат множество смертельных заболеваний. Поэтому, роль синтетических камней огромна.

Как возникли синтетические алмазы

Потребность в создании синтетического камня возникла очень давно. Но на практике осуществлена лишь в XX веке. До этого времени ученые не могли придумать технологии изготовления алмазов, хотя сумели установить, что они являются родственниками с обыкновенным углеродом. И через несколько десятков лет был создан первый синтетический алмаз, который получили из графита под воздействием высокой температуры и давления путем фазового перехода. Именно с этого момента началось производство искусственных алмазов, которые сегодня применяются во многих элементах разного оборудования и инструментах.

производство искусственных алмазов

Технологии, прошедшие проверку и системы будущего

Расскажем, как вырастить алмаз в лабораторных условиях. Современный завод для, их изготовления, использует две технологии. Первая по популярности и возникновению, — HPHT. Она основана на нагревании углерода под высоким давлением. Ее главное преимущество – относительно невысокая стоимость получаемых камней.

Как делают алмазы по методике CVD можно понять, если представить газовую камеру. Внутри находится углеводородный газ, осаживаемый на кремниевую пластину путем нагревания или при помощи СВЧ-излучения. В результате реакции получается пластина в 2-3 мм толщиной. Поэтому, ее основная отрасль применения – оптика и электроника.

В некоторых лабораториях, выращивающих синтетические камни, распространена «взрывная» технология производства алмазной крошки. Она основана на том, что при взрыве создается высокое давление и выделяется много тепла. Главное — быстро опустить камеру в воду, чтобы не дать алмазу перейти в состояние графита.

Проблема «взрывной методики» в том, что драгоценная крошка находится внутри графита. Ее необходимо вымывать путем кипячения в азотной кислоте на протяжении суток, при температуре 250 градусов.

Современные ученые пытаются получить алмазы путем ультразвуковой кавитации, но данная технология пока находится в режиме тестирования и не всегда дает ожидаемый результат. Если вам интересно самостоятельно попробовать создать драгоценный камень, то прочитайте статью «Как можно сделать алмаз в домашних условиях».

Синтетические бриллианты 2021

10.01.2021 Геммология 1903

Алексей Лагутенков

Сайт: Перейти

Независимый эксперт-геммолог. Научные звания: G.G. GIA (Дипломированный Геммолог, Геммологический Институт Америки), A.J.P. GIA (Акредитованный Ювелирный Профессионал Геммологического Института Америки), MBA Kingston University UK (Магистр Делового Администрирования Университета Кингстон Великобритания).

Автор книги-бестселлера «Драгоценные камни».
Другие публикации эксперта:

  • Оценка цветных ювелирных камней. Знакомство с «Миром Цвета» от GemGuide
  • Полевое испытание «Даймонд Инспекторов»
  • Как оценить самоцвет или игра без правил
  • Поговорим о новом ГОСТе на бриллианты
  • Сапфиритовое безумие

Эпидемия COVID затейливо испоганила экономику всего мира, и алмазно-бриллиантовый бизнес не стал исключением. Производители и продавцы от алмазодобывающей отрасли и до ритейла в полной мере ощутили всю радость изоляции и экономического спада. За девять месяцев 2021 года одни только «АЛРОСА» сократили производство алмазов на 23% [1]. Несмотря на тот факт, что пандемия никуда не делась и устрашающие разговоры о второй волне пытаются добить оставшиеся в живых отрасли, мир постепенно начинает приспосабливаться к жизни в новых условиях.

Полностью остановившийся в марте-мае 2021 ювелирный бизнес пытается нащупать новые направления. заявила в сентябре о суммарной продаже алмазно-бриллиантовой продукции на сумму 336 млн долларов [2]. А в Москве успел даже пройти осенний «Джунвекс», на котором засидевшиеся на самоизоляции покупатели удивили ритейлеров хороших спросом. Вероятно, вторая волна эпидемии отменит все остальные выставки до конца года, но приятно осознавать факт, что ювелирка не умерла совсем.

Впрочем, вирус не всегда вредил. Закрытие Индии на карантин привело к дефициту ограненных бриллиантов, отчего после затяжного падения цены на алмазную продукцию начали аккуратно нащупывать дорогу в сторону стабилизации.

Между тем технологии производства синтетических алмазов в этом году не стояли на месте, и основной разговор в этой статье пойдет именно о синтетике, которая получила теперь официальное название LGD – аббревиатура от Laboratory Grown Diamond (пер. с англ. «алмаз или бриллиант, выращенный в лаборатории»). Ричард Дрюкер, владелец и редактор всемирно известного журнала Gemguide, в своей недавней статье [3] напоминает, что, несмотря на присутствие в названии камней слова «лаборатория», разговор уже давным-давно не идет об отдельных установках и энтузиастах-ученых, а об огромных заводах и промышленных установках.

2020 год принес в область LGD еще большее совершенство технологий и, соответственно, падение цен. Господин Дрюкер упоминает, что еще пять лет назад никто не мог даже предположить столь взрывного роста интереса к синтетике! Оправдывающие синтетику постулаты о «бесконфликтности» и «экологической чистоте» камней уже никого не волнуют, и, в принципе, больше никому не интересны. Главный вопрос – цена! Полукаратник с цветом D-F и чистотой VS подешевел за 2021 год почти вдвое: с $1050–2250 в четвертом квартале 2021 года до $600–1450 за карат в третьем квартале 2020-го. Де Бирс пошли еще дальше. Вложив огромные средства в фабрики по производству LGD, они продвигают ставший уже знаменитым бриллиантовый бренд Lighbox. Белые, розовые и синие бриллианты весом до одного карата в украшениях Де Бирс сейчас оцениваются в $800 за карат.

Торговцы синтетикой по всему миру утверждают, что в данный момент синтетические бриллианты приносят больше прибыли, и продаются они не в пример лучше, чем природные. Некоторые крупные ритейлеры в США даже говорят о «росте» их бизнеса, связанного с синтетикой. Главный вопрос, который сейчас волнует оптовиков, – до какой степени упадут цены на LGD, где то самое «дно»? Есть мнение, что $800 за карат от Де Бирс и есть та самая «магическая цена», по крайней мере для камней, вес которых не превышает 1 карата. Себестоимость производства более крупных бриллиантов продолжает оставаться высокой, и снижения тут вряд ли стоит ждать. Также не стоит надеяться на выгодное приобретение в ближайшее время крупных LGD, весом от 5 карат и более.

Совершенствование технологий производства LGD имеет еще одну сторону. Отличить природный бриллиант от синтезированного становится все более проблематично. В статье Билла Хофера «Бесцветный кошмар» [4], опубликованной в апрельском Gemguide, дается ценный совет всем американским оценщикам бриллиантов. Автор рекомендует добавлять в каждый оценочный репорт страничку с буквально следующим содержанием:

«Чтобы подтвердить, что исследуемый бриллиант имеет естественное происхождение или создан в лаборатории, необходимы расширенные лабораторные исследования, которые могут стоить дорого и, следовательно, выходят за рамки этого экспертного заключения. Клиент может за дополнительную плату отправить предмет оценки в авторитетную геммологическую лабораторию для более продвинутого тестирования. Бриллианты, исследованные и описанные в данном отчете, были проверены методами, доступными этому геммологу-оценщику, такими как флуоресценция, скрининговые инструменты и увеличение. Была принята во внимание подтверждающая документация при ее наличии. Таким образом, предполагается, что все бриллианты в исследованном изделии имеют естественное происхождение, если и в данном отчете об оценке не указано иное».

Заявление это не новое, однако до недавнего времени предполагалось, что хотя бы крупные бриллианты «безазотники» Type II, весом от 0,3 карата, любой карманный скринер всегда сможет распознать. Оказывается, не любой и не всегда.

В январе 2021 года хорошо известный российской и международной аудитории д.ф-м.н. В.Г. Винс опубликовал на свой станице в «Фейсбуке» [5] интересное заявление:

«Здесь (имеется в виду на фото в посте. – Прим. ред.) НРНТ выращенные алмазы, как сейчас принято говорить, наших друзей и партнеров из КНР. Производят они таких камней (D-E / 2,5–3,0 кар.) много. Даже очень много – сотни тысяч карат в год. Почти вся продукция покупается еще одними нашими друзьями и партнерами из Индии. Все это ограняется и продается как натуральные камни. Современная геммология, в т.ч. использующая методы примитивной абсорбционной и люминесцентной спектроскопии, по-видимому, не в состоянии справиться с идентификацией бриллиантов. Думаю, нужны кардинальные изменения, а именно переход от традиционных геммологических тестов … к принципиально новым – термоакционным методам, основанным на изучении центров захвата носителей заряда. Набор этих дефектов, в отличие от набора центров поглощения и излучательной рекомбинации, индивидуален для алмазов различных типов и различного генезиса, плюс чувствителен к постростовым воздействиям. В свое время именно так мы предложили GIA тестировать НРНТ облагороженные камни. Если переход на ТА методы не состоится, то по-прежнему остается только стенать «давайте восстановим доверие к природным бриллиантам». А кое-кто слушает да ест».

Справка: Виктор Генрихович Винс – доктор физико-математических наук, известный российский ученый, исследователь и предприниматель из Новосибирска. Его научно-производственные и «ХайТекДиам» уже долгое время занимаются получением, исследованием свойств и высокотехнологичных применений монокристаллов выращенного алмаза, а научные работы, посвященные синтезу алмазов и их особенностям, хорошо известны и высоко оценены во всем мире.


Виктор Генрихович – чрезвычайно занятой человек, но нашей редакции повезло, и нам удалось взять у него интервью, в котором мы попросили прокомментировать и объяснить принципы термоакционного метода так, чтоб это было понятно широкому кругу читателей.

А.Л.: Виктор Генрихович, не буду скрывать, что ваш пост в FB по поводу термоакционных методов идентификации заинтересовал многих. Вы сказали, что сейчас тяжело провести экспертизу камня именно для ювелирных целей, чтобы отличить природный бриллиант от выращенного. У меня вопрос: разве не все LGD относятся к Type II? Или тут не все так просто?

В.Г. Винс: Именно, что все не просто. Однажды лично я сам чуть не пострадал от этой «простоты». Три года назад одна индийская компания отправила мне образцы CVD синтетических алмазов, интересуясь, можно ли их каким-либо образом обесцветить? Дело в том, что монокристаллы CVD алмаза, полученные с высокими скоростями выращивания, имеют коричневый или серо-коричневый цвет. И таким образом, с точки зрения ювелирного дела, – это непривлекательный цвет, резко уменьшающий стоимость возможного бриллианта. Вследствие чего вопрос, можно ли обесцветить такие камни, очень важен для производителя. Индийские партнеры недолго думая прислали мне посылку обычной почтой, куда поместили 15 или даже больше образцов, весом по полкарата каждый. Разумеется, таможня не дремлет, и посылка была немедленно арестована. Они решили, что это незаконный ввоз природных алмазов через границу. Мне пришлось доказывать, писать письма, объяснять компетентным людям, что это не так. Давайте немного отвлечемся. Новосибирская таможня, чтоб вы понимали, – это люди из Академгородка, с очень хорошим образованием, и в их компетентности сомневаться не приходится. Но таможенный эксперт, независимо, в каком городе России он находится, использует в своей работе только стандартные геммологические тесты, разработанные во времена, когда о CVD слышали только ученые, да и то не все.

На основании имеющихся знаний таможня делает вполне логичный вывод, что перед ними не совсем обычные, но вполне природные камни. Этот пример весьма характерен и хорошо отражает современную, текущую проблему с распознаванием LGD.

Если бы для экспертизы был использован метод так называемой «термостимулированной люминесценции», основанный на изучении центра захвата, то вопросов бы у таможни вообще не возникло. Было бы сразу очевидно, что это алмазы, выращенные в лаборатории методом газофазного синтеза (т.е. методом CVD), для которых характерен совершенно особый набор дефектов кристаллической решетки, выявляемых именно с помощью термостимулированной люминесценции.

Наверное, пока следует объяснить, о чем вообще идет разговор. Представьте, что вы помещаете алмаз в среду жидкого азота и длительное время облучаете его ультрафиолетом или рентгеновским излучением. Если впоследствии такой камень начать нагревать, то при определенных температурах он начнет «вспыхивать», отдавать свет. Это происходит потому, что структура алмаза «запасает светосуммы», т.е. захватывает возбужденные излучением электроны в так называемые «ловушки» (по научной терминологии, «центры захвата носителей заряда»), а при нагревании эти самые электроны термически активируются, т.е. получают энергию от решетки, «выпрыгивают» из своих ловушек и попадают в центры рекомбинации, отчего и происходит излучение света. У алмазов разных типов и генезиса набор центров захвата и соответственно температур, при которых они опустошаются, весьма характерен.

В 2015 г. я выступал в Гохране с лекцией по идентификации алмазов, в том числе и с предложением использовать термостимулированную люминесценцию как один из возможных методов идентификации CVD алмазов

Есть и более ранняя история, начала 2000-х годов, когда на рынок стало поступать большое количество природных облагороженных алмазов. Коричневые камни без содержания азота после облагораживания методом НРНТ отжига становятся бесцветными, а если в них есть азот, то желто-зелеными. Геммологические лаборатории в то время немедленно заговорили о «новых бриллиантах уникальных цветов», поскольку идентифицировать облагораживание тогда было очень сложно. Уже тогда мы предложили: давайте отойдем от этих ваших «посмотрим в микроскоп при одном освещении, потом при другом и попробуем сделать какие-то выводы…». Вместо этого предложили использовать термоактивационные методы, поскольку при таком анализе набор пиков на графике будет индивидуальным и весьма показательным как раз для облагороженных камней. На эту тему был специальный семинар в центральном офисе GIA, в котором участвовали начальник департамента исследований GIA и его заместитель, сейчас заведующий этим подразделением. Они посовещались и сказали: «Да, похоже, это может сработать!». Исследования начались, но по непонятным мне причинам достаточно быстро были свернуты. Скорее всего, причина в том, что в Новосибирске, когда мы работаем, мы привыкли необходимую нам аппаратуру, как конструктор, собирать своими руками. Серьезные же компании используют только стандартные заводские конфигурации, и для сотрудника просто немыслимо самостоятельно внести в эту аппаратуру какие-либо изменения. Похоже, что в тех конфигурациях, в которых необходимые приборы были у исследователей, провести анализ оказалось невозможно. В итоге ситуация сейчас такова, что фактически нигде в мире не существует даже прототипа прибора, который помог бы геммологам исследовать алмазы термоактивационным методом.

А.Л.: Правильно ли я понимаю вашу мысль, что сейчас геммологам, как никогда раньше, требуется помощь фундаментальной науки?

В.Г. Винс: Думаю, что так. Современная геммология – это большей частью бизнес. Посмотрите, сколько курсов геммологов доступно в одной только Москве! Кто их проводит? В основном люди с геологическим образованием. Ни в коем случае не умаляю их компетенций, но что именно они знают о физике происходящих в алмазе процессов? В любом случае меньше, чем физики, занимающиеся исследованием алмаза. Тем более эти знания за пределами геологии. В принципе, специалисту с геологическим (минералогическим) образованием даже не обязательно знать, за счет чего возникает то или иное физическое явление. В итоге получается, что такого специалиста достаточно легко обмануть. Достаточно чуть-чуть изменить процесс синтеза, и все, обычные геологи-геммологи бессильны. Недавно был вообще вопиющий случай: один мой знакомый отправил на сертификацию в одну из московских геммологических лабораторий обычные НРНТ выращенные алмазы коричневато-желтого цвета, т.е. с большой концентрацией донорного азота (дефектов С). Камни были получены самым стандартным синтезом в самой стандартной металл-углеродной системе и не подвергались никаким постростовым воздействиям! Каково же было наше удивление, когда пришло заключение, утверждавшее, что цвет камней обусловлен облучением и отжигом! Более непрофессионального заключения придумать невозможно! И главное, эти «эксперты» абсолютно уверены в своей правоте. Замечу, что сейчас разве что школьник не знает, что облучение и отжиг оставляют в решетке алмаза «легко читаемые следы». Этот пример – в какой-то мере иллюстрация уровня современной геммологи. Причем разговор идет о мировой геммологии, не только о российской.

Кстати, руководители китайских компаний, которые производят миллионы карат бесцветных кристаллов, мне как-то сказали прямым текстом:

«Наши LGD покупают индийские диамантеры, гранят их и продают как натуральные». Сейчас уже ни для кого не секрет, что если вы покупаете меле, то в основном это синтетика.

Курьезная история: не так давно к нам приехала из Индии девушка-геммолог из достаточно серьезной организации. Она сказала: «Хочу с вами проконсультироваться: я написала статью для журнала. У меня было несколько тысяч кристаллов алмаза, я их все протестировала и пришла к выводу, что они природные». Посмотрев результаты исследования, я ответил: «Нет, вы не правы, они все синтетические. Тут везде есть характерные признаки, указывающие, что это синтетика». Она была весьма обескуражена этим фактом.

Традиционная геммология, в том виде, в котором она есть сейчас, – это, с моей точки зрения, больше напоминает тренинги личностного роста, где вас ничему конкретному не научат, но возьмут деньги за то, чтобы вы начали думать о людях и Вселенной позитивно!

А.Л.: Виктор Генрихович, а что вы думаете по поводу недорогих карманных скринеров бриллиантов, которые на принципах фотолюминесценции работают? Они бесполезны или нет?

В.Г. Винс: Нет, они не совсем бесполезны. С ними другая проблема. Что есть репутация и доверие к рынку? Достаточно один камень пропустить – и все, ни доверия, ни репутации. Как узнать, насколько надежны результаты, генерируемые конкретным скринером? Любое тестирование находится в ведении математической статистики, с точки зрения которой могут быть четыре типа результатов: истинно положительный, истинно отрицательный, ложноположительный и ложноотрицательный. Только на основании обработки выборки из нескольких сотен или даже тысяч таких результатов можно судить о полноте, точности и специфике показаний любого прибора. Кто-то из производителей предоставляет такие сведения? Второй вопрос – воспроизводимость показаний. То, что эталонный скринер в эталонном исследовании показал один результат, может ли быть гарантией, что все остальные приборы из этой партии поведут себя так же? Третий вопрос в том, что Type IIa, на выявление которого нацелены большинство скринеров, мало что значит. Такой алмаз может оказаться и природным, и синтетическим, а скринер не способен точно определить, что камень LGD. Он лишь может указать, что требуется дополнительное исследование. Нужен совершенно иной уровень. Нужен прибор, который работает на жидком азоте, понятное дело, что сделать его переносным очень сложно. Слабо представляю, каково это – перевозить азот в дюаре. Однако ж американцы стараются! Видел в одной лаборатории в Бостоне, они реально таскают с собой жидкий азот!

А. Л.: Виктор Генрихович, правильно ли я понимаю, что сейчас единственный способ для ювелиров избежать контакта с синтетикой – это просто фильтровать все безазотники Type IIa на корню?

В.Г. Винс: С одной стороны, среди природных камней Type IIa действительно мало. Когда таможенный эксперт по поводу CVD-алмазов ошибся, первое, что он сказал: «Поразительно, откуда столько IIa взялось в одной посылке?». С другой стороны, когда мы работали с природными алмазами, у нас была такая тема исследования – облагораживание коричневых образцов до красного цвета. В Антверпене покупались большие лоты таких кристаллов, через Гохран завозились, приходили к нам. И там среди нескольких тысяч кристаллов обязательно встречались два-три образца Type IIа. Статистика, что среди природного алмазного сырья 1,0–1,5% относится к типу IIa, – она четко выдерживается. Все современные бесцветные CVD-алмазы, они все либо типа IIa, либо очень близки к нему. Казалось бы, вот и ответ. Но не все так просто. Парадокс жизни в том, что почти все знаменитые, самые крупные природные алмазы, они тоже относятся к типу IIa, это «Куллинан» и так далее. Поэтому как можно просто «отфильтровать» безазотник? Вы его отбросите, а он вполне природный.

Коллекция ограненных LGD уникальных фантазийных цветов демонстрирующая возможности современных технологий получения и облагораживания алмазов и бриллиантов. Предоставлена ООО ВЕЛМАН (Новосибирск)»

А.Л.: Эта проблема больше характерна для крупных кристаллов или для меле тоже?

В.Г. Винс: С моей точки зрения, на меле уже вообще не стоит обращать внимание. Какая разница потребителю, что там закреплено в изделии, если камень точно так же блестит? Сейчас весь мир уже готов смириться с таким выводом. Вся эта идеология, что основная составляющая имиджа природного бриллианта – его нерукотворность, это сказка Де Бирс. В свое время они создали эту идеологию, чтобы на протяжении многих десятков лет поддерживать монополию. Сегодня это уже неактуально. В той же Америке я видел, как люди охотно раскупают ювелирные изделия с синтетикой, была б приемлемой цена. Им без разницы, где и как получены эти кристаллы. Физические характеристики абсолютно одинаковые, камни точно так же блестят, такие же твердые, но выросли в лаборатории, а не в земле. Ну и почему это должно быть основным фактором ценообразования? В свое время Де Бирс тратили многие миллиарды на то, чтобы внедрять в умы сказку о природности и уникальности, но сейчас даже они сами изменили своей идеологии.

А.Л.: Из всего сказанного вами вытекает вопрос о перспективе алмазного рынка. Что вы думаете о будущем синтетических и природных бриллиантов?

В.Г. Винс: Думаю, что будет синтетика! Рынок природных камней сожмется до минимума. Натуральный бриллиант когда интересен? Когда это или крупный, или цветной камень. Для всего остального рыть вот эти огромные ямы, поддерживать инфраструктуру – это сумасшествие! Представляете, что такое искусственная дырка в Земле, которую видно из космоса и которая постоянно заполняется водой? Круглосуточно работают насосы, чтобы просто поддержать эту рану на теле Земли в рабочем состоянии. Ради чего все это? Гораздо проще поставить пресс или реактор и вырастить столько кристаллов, сколько нужно или сколько хочется. Придать же выращенному алмазу какой-нибудь уникальный фантазийный цвет – тоже вполне выполнимая задача. Нужно знать исходный состав атомных дефектов и законы, по которым они трансформируются при различных постростовых воздействиях. Не можете сами покрасить – мы можем помочь вам сделать это. Просто присылайте камни вместе с пожеланиями цвета к нам в Новосибирск! Здравый смысл в этом вопросе рано или поздно должен возобладать.

С другой стороны, есть мировой алмазно-бриллиантовый комплекс и огромная индустрия, построенная на торговле природными камнями, в которую вовлечены миллионы людей. Они будут поддерживать этот бизнес, будут исследовать преимущества природных алмазов и заказывать об этом статьи в журналах. Но мне кажется, что массовое сознание сконцентрируется на том, что дешевле. Современный рядовой покупатель хочет увешаться недорогими изделиями, как елка, и ходить блестеть. Догмы, что должно быть «дорого-богато», с современной молодежью не работают. Что говорить, если даже Де Бирс запустили Lightbox, чем привели индусов в полное замешательство! Была история, когда индийские торговцы и производители опубликовали огромное письмо с требованием к Де Бирс объяснить их поведение: как же так, протестовали-протестовали против LGD, а потом раз, и Lightbox! В общем, все эти стенания про доверие исключительно к природным алмазам – это, скорее, отчаяние людей, которые вложились в натуральные кристаллы и которым не хочется просто так отступать и терять деньги.

Беседовал А.А. Лагутенков (С) 2020

Ссылки:

[1] «АЛРОСА» за 9 месяцев 2021 года сократила производство алмазов на 23%», https://finam.ru/analysis/newsitem/alrosa-za-9-mesyacev-2020-goda-uvelichila-proizvodstvo-almazov-na-62-20201016-102228/

[2] «АЛРОСА» продала алмазно-бриллиантовую продукцию на сумму 336 млн долларов в сентябре», https://yk24.ru/index/ekonomika/alrosa-prodala-almazno-brilliantovuyu-produkcziyu-na-summu-336-mln-dollarov-v-sentyabre

[3] «Lab grown diamond market» by Richard B. Drucker, Gemguide, Sep-Oct 2021, p. 4-7 [4] «A colorless nightmare» by Bill Hoefer, Gemguide, Mar-Apr 2021, p. 17-18

[5] «…тестирование бриллиантов старыми методами неэффективно…», В.Г. Винс, https://facebook.com/vgvins/posts/3601291799911974

В СЕНТЯБРЕ ВЫШЛА В СВЕТ НОВАЯ КНИГА АЛЕКСЕЯ ЛАГУТЕНКОВА «МАГИЯ ДРАГОЦЕННЫХ КАМНЕЙ: ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЙ ГИД»

Некоторые самоцветы известны буквально всем, хотя бы по названию. О других драгоценных камнях ходят легенды, но их мало кто видел и вряд ли когда-нибудь увидит. Наконец, среди редких и драгоценных есть редчайшие камни. Многие из них стали бы гордостью любой ювелирной коллекции, но лишь единицы во всем мире держали такие самоцветы в руках и знают, как они называются. Полный обзор современных драгоценных и полудрагоценных камней, их истории, целебных свойств и актуальных цен.

Открыв эту книгу, вы начнете путешествие в мир удивительных произведений искусства, созданных самой природой.


Предисловие

Драгоценные камни известны человечеству с древнейших времен. И на протяжении многих столетий они притягивали взгляды, служили символами любви и богатства, дарили радость каждому своему владельцу.

В наши дни люди по-прежнему покупают украшения с драгоценными камнями, стремясь подчеркнуть свой статус, сделать дорогой подарок любимому человеку либо просто порадовать себя фактом обладания красивым ювелирным изделием.

Во второй редакции «Иллюстрированного гида» вас ждет еще больше информации о камнях и ювелирных украшениях с ними. В издании более детально изложены истории открытия ювелирных камней и минералов и приведены обновленные сведения о ювелирных трендах начала 2020 года.

Описаний редких камней стало еще больше, а обновленная информация о ценах позволит точнее оценить украшение с тем камнем, который вам понравился.

Эта книга будет интересна любому читателю, увлекающемуся драгоценными камнями. Продвинутый коллекционер ювелирных изделий получит в руки краткий справочник, написанный выпускником Геммологического института Америки (GIA). А те, кто впервые обратил свое внимание на прекрасный и удивительный мир драгоценных камней, смогут быстро и самостоятельно сориентироваться в мире ювелирных изделий, получив максимальное удовольствие от грамотно сделанной покупки, при этом не переплатив за нее лишних денег.

Материал опубликован в ЭКСПО-ЮВЕЛИР №4(119) ноябрь 2021 — январь 2021

Галерея

Красивая смерть: новая технология получения драгоценностей

В 1999 году ученые научились получать алмаз из праха человека или животного. Через 3 года, технология получила широкую огласку и создание бриллиантов из останков превратилось в прибыльный бизнес. Методика не стоит на месте. Ранее для производства камня, требовался весь пепел от кремации, но сегодня хватает и локона волос.

Когда кремируют человека, требуются очень высокие температуры. Благодаря этому и появилась возможность сохранять близких в драгоценностях. Но, цена на такое захоронение не маленькая: 5000-22000 долларов.

Внимание! Цены, указанные на сайте не являются публичной офертой, и администрация не несет за них ответственности.

Получить камень из праха близких, можно за 12-14 недель, в зависимости от сложности заказа. Размер таких бриллиантов — от 0,25 до 2 карат. Цена различается в зависимости от цвета и размера. Для создания одного карата желтого алмаза, потребуется 100 г праха или 35-40 г волос и 6250 долларов. Для выращивания голубого минерала, затрачивается 500 г пепла или 100 г волос. Его цена начинается от 11750 долларов за карат.

Создание искусственных алмазов

В природе алмаз образуется под воздействием высоких температур (более 1600 °С) и высокого давления (60-100 тысяч атмосфер). В естественных условиях формирование алмазов происходит сотни тысяч, а то и миллионы лет. Искусственные алмазы, по своим физическим характеристикам полностью соответствующие натуральным, можно вырастить за несколько месяцев. Для этого необходимо воссоздать естественные условия их образования.

Дома создать аппарат, поддерживающий настолько высокую температуру и нужное давление, пока ещё никому не удавалось. Но некоторые «мастера» делятся советами о том, как всё-таки можно это сделать. Например, советуют взять толстостенную трубу, графит и тротил. Затем сложить тротил и графит в трубу и заварить её. Утверждается, что если взорвать тротил, а потом суметь отыскать остатки трубы, то в них вы найдете малюсенькие алмазики. На практике же шанс покалечиться в сотни раз превышает вероятность получить таким образом алмаз.

Другие «умельцы» предлагают более безопасный метод создания алмазов. Для него понадобится только карандаш, провод, вода (лучше жидкий азот) и источник высокого напряжения (например, сварочный аппарат). Достаньте из карандаша грифель и привяжите к обоим его концам провод. Грифель с проводом положите в контейнер с водой и заморозьте (или используйте для этих целей жидкий азот). Достаньте грифель из морозильника, присоедините провода к сварочному аппарату. Считается, что как только вы пропустите через свою конструкции сильный разряд тока, грифель практически моментально превратится в алмаз. Конечно, такой метод можно опробовать в целях эксперимента, но всерьёз рассчитывать на получение искусственного алмаза не стоит.

Финансовая сторона вопроса

А теперь прикинем, сколько будут стоить бриллиантовые украшения из искусственных алмазов. Многие недооценивают значимость этих камней, а между тем, их цена иногда выше природных аналогов. Причин несколько:

  • визуально они неотличимы;
  • у них нет вкраплений, что называется «камень чистой воды»;
  • они прочнее, так как не имеют трещин;
  • их цвет не тускнеет;
  • они менее прихотливы.

Стоимость камней зависит от их массы, качества огранки и методики создания. Наиболее распространенный диоксид циркония (наиболее известное название – фианит), стоит всего 1,5-6 долларов за карат. А вот стоимость муассанита колеблется от 75 до 155 долларов.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для любых предложений по сайту: [email protected]